Актуальные новости банковской сферы.
BTC
$64,839.68
-1.37%
ETH
$3,427.40
-1.57%
LTC
$72.34
-1.6%
DASH
$27.84
-0.08%
XMR
$160.28
-2.07%
NXT
$0.00
+7.5%
ETC
$23.26
-1.8%
DOGE
$0.12
-1.78%
ZEC
$31.26
+0.72%
BTS
$0.00
-0.97%
DGB
$0.01
-2.08%
XRP
$0.60
+2.72%
BTCD
$616.13
-1.37%
PPC
$0.49
+7.26%
YBC
$3,241.98
-1.37%

Возможны ли нерыночные механизмы управления при капитализме?

Эта небольшая работа – мой полемический ответ на статью многоуважаемого Андрея Опыт СВО. Успех нерыночных инструментов управления рыночной экономикой.

Спор о том, где рыночные, а где нерыночные механизмы управления, идёт с той поры, когда ещё передовой класс буржуазии боролся с феодальной реакцией. Но сегодня он абсолютно не актуален. Как постулаты о «рынке» и «нерыночных методах» из переведённых на скорую руку в 90-е гг. ХХ в. «Экономиксов».

По факту он проистекает из инструментов борьбы с конкурентами в капиталистической экономике, когда с помощью обвинения той или иной страны в применении «нерыночных механизмов» более развитые экономически капиталистические страны желают захватить новые рынки сбыта.

В поисках нерыночных инструментов управления при капитализме

При капитализме, конечно, существуют пережитки или атавизмы предыдущих формаций: феодализма или социализма (бесплатное образование, медицина), как в нашей стране. Но… все механизмы управления при капитализме всегда рыночные, потому что даже бесплатное питание для школьников младших классов, внешне похожее на что-то из социализма, является абсолютно рыночным действием, и в рамках капитала. Потому что оно создаёт новый рынок сбыта, что работает на логику капитала.

Капитал определяет всё, не Ротшильд или Рокфеллер, а капитал: на смену Березовскому всегда придёт иной владелец, персоны имеют второстепенное значение. Капитал лежит в основе сути любого общества с главенством частной собственности на средства производства.

Поэтому все ссылки на Джона Ме́йнарда Кейнса (1883–1946), любимого всеми нашими «государственниками» после развала СССР, как на автора применения нерыночных методов воздействия на экономику, это ссылки на миф.

Экономист Кейнс, наблюдавший кризис управления в ведущей державе капиталистического мира начала ХХ в., Британии, привнёс не нерыночные методы управления, а новые методы управления в рамках капиталистического общества и для нового этапа его развития. И не более. Считать Кейнса «антирыночником» или автором нерыночных инструментов можно только с позиций ультралибералов, таких как Фридрих Август фон Хайек (1889–1992) или Карл Раймунд По́ппер (1902–1994).

Здесь можно привести ещё один пример якобы нерыночных методов. Популярный в 80-х – 90-х гг. ХХ в. японский метод управления, обративший на себя внимание из-за «японского экономического чуда». Его пытались популяризировать и в нашей стране, развалившие своё, экономисты-«государственники». По сути, это был метод управления в виде смеси капитализма и «японского феодализма», с его раболепием, «уважением к старшим» по знатности, нарочитой иерархией и прочими внешними чудаковатостями из эпохи, когда самурай мог отрубить голову кому угодно и когда угодно. Он сработал именно в Японии, где пережитки последнего были сильны во второй половине ХХ века. И то на определённом этапе, как только американскому капиталу надоела японская экспансия, он применил механизмы управления, закрывшие «японское чудо». Но был ли он нерыночным методом управления: отменил ли он прибыль, формирование себестоимости, воздействие на конечного потребителя, частоту рекламных сообщений, планирование производства, запасов, продаж? Конечно нет.

Или возьмём другой способ управления, который люди, слабо знакомые с реальным управлением больших систем при капитализме, относят к нерыночным. Речь идёт о планировании при капитализме. Планирование в СССР до сих пор вызывает истерику у людей, мало знакомых с азами управления экономикой. Капиталистические пропагандисты с 40-х гг. ХХ в., и их подпевалы в нашей стране, уверяли, что экономика и планирование несовместимы, и в этом корень всех бед в СССР. Конечно, это в реалии был лишь метод борьбы с конкурентом, нанесение удара по самым сильным его сторонам. Кстати, планирование с самого первого момента существования советской власти было заимствовано… на Западе. Но давайте разберёмся: это нерыночный механизм управления?

Да, на уровне лавки или малого предприятия приходится всё время действовать ситуативно, постоянно реагировать на вызовы, планирование здесь практически невозможно, но должно всё же присутствовать.

Но вот в основе работы любого крупного капиталистического предприятия всегда лежит план, как краткосрочный, так и долгосрочный, построенный чаще всего на базе «Отчёта о прибылях и убытках». И никому, реально управляющему такой компанией, в голову не придёт назвать это нерыночным механизмом.

А возможны ли какие-то иные способы управления при капитализме кроме рыночных?

Повторюсь, на разных этапах капиталистического общества методы управления менялись и меняются, но в чью пользу?

В рамках капиталистического общества все механизмы, к чему бы их мы ни относили: государственные, муниципальные, рыночные, нерыночные, даже наследие прошлых эпох, – всё работает на капитал.

Всё, что реально мешает развитию рынка, в рамках наращивания капитала, существовать не будет. Так, в бывших республиках СССР не возникли или были уничтожены в зародыше настоящие независимые профсоюзы.

Даже забавные маргиналы, такие как компания Semco и Рикардо Семлер в Бразилии, работают в рыночных условиях и применяют исключительно рыночные методы управления.

При капитализме нерыночных методов управления и принятия решения не существует.

Как известно, капитализм держится на «трёх китах», даже при всех сменах систем управления и технологических революциях, включая цифровую: на дешёвом сырье (из колоний и при неоколониализме), на дешёвой рабочей силе (рабство в США в XIX веке или китайцы с конца ХХ в.) и на открытых и доступных рынка сбыта (Россия с 1991 г. и до наших дней – «входи кто хочет, бери, что хочет»).

В случае заторов здесь начинаются кризисы, в случае больших заторов – мегакризисы, разрешаемые чаще всего «операционным вмешательством», по аналогии из медицины, или войной.

Так и I и II мировые войны были порождены, в основе своей, борьбой вокруг этих проблем. А перепроизводство «эффективного капиталистического производства», безработица, инфляция – лишь побочный эффект, следствие из основных проблем, а не причина их.

Методы лечения в виде макроэкономического воздействия, к которым относится и теория Кейнса, хороши в краткосрочной перспективе. Так, грыжа в позвоночнике может вызвать боли в ноге, и, если успокоить боль в ноге, это не значит, что была вылечена грыжа.

В этой связи нужно сказать и о мифе про «нерыночные методы» по выходу из Великой депрессии в США.

Какие механизмы способствовали выходу США из Великой депрессии?

В США, с наступлением Великой депрессии, были применены ряд новых методов воздействия на капиталистическую экономику, происходила трансформация форм управления капиталом: кто-то терял, а кто-то приобретал.

Но, безусловно, ключевым моментом по выходу из Депрессии были не кейнсианские методы, а победа и то, что получили США в результате Второй мировой войны. Подчеркну, не развитие военной промышленности и смежных отраслей обеспечило подъём экономики и выход из Депрессии в США, а победа в войне и «трофеи», которые были получены в её результате. Показательно, что в стране, на основную территорию которой не упало ни одного вражеского снаряда, была введена карточная продовольственная система, о чём подробно писал основатель Wal-Mart Сэм Уолтон.

Победа США, вместе с союзниками, и только она, обеспечила выход из Депрессии, потому что даже при беспрецедентном росте военного производства, поражение привело бы к ещё большей депрессии. Что мы и наблюдали в Германии в 1945 г., которая тоже наделала пушек. Вот конкретные причины выхода из депрессии: американский капитализм получил гигантский рынок сбыта для всех видов производства в разрушенной Европе, и прежде всего рынок капитала. Как куркуль огородив свою «рыночную делянку» «железным занавесом» от конкурента, полуразрушенного СССР.

Американский капитализм стал доминировать на огромных рынках сырья, которые ранее входили в колониальные системы Англии и Франции.

Ну и прочее по мелочи, каждый может добавить или вспомнить сам.

Именно это обеспечило США не просто выход из Великой депрессии, а стремительный рост, в том числе и обеспечив огромный рост внутреннего рынка: начало галопирующего потребления на пределе возможностей.

Мировой кризис, который породила капиталистическая система, вызвал две мировые войны. Победителем в этой борьбе за рынки сбыта, дешёвое сырьё и рабочую силу стала Америка, и отчасти её союзники. И поддержание стабильности на этих рынках было насущной необходимостью для США, что они и делали с помощью военной силы. Наличие СССР и стран-союзников с альтернативной экономической и социальной системой заставляло капитализм принимать более гуманные внешние формы, чем могло быть. С падением альтернативной системы, во всех капиталистических странах гуманизм стремительно исчезает.

Так рыночные или нерыночные?

Подводя итоги, ещё раз подчеркнём: при капитализме нерыночных методов управления и принятия решения не существует.

Поэтому правительством РФ и ЦБ как раз и были успешно применены рыночные механизмы по стабилизации экономики. Возможно, в середине ХХ века это рассматривалось, в теории, по-другому, но в XXI в. и применение процентной ставки, и контроль за курсом национальной валюты, и перераспределение финансовых потоков на более важные направления с точки зрения государства — являются абсолютно рыночными механизмами.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.