Актуальные новости банковской сферы.
BTC
$64,839.68
-1.37%
ETH
$3,427.40
-1.57%
LTC
$72.34
-1.6%
DASH
$27.84
-0.08%
XMR
$160.28
-2.07%
NXT
$0.00
+7.5%
ETC
$23.26
-1.8%
DOGE
$0.12
-1.78%
ZEC
$31.26
+0.72%
BTS
$0.00
-0.97%
DGB
$0.01
-2.08%
XRP
$0.60
+2.72%
BTCD
$616.13
-1.37%
PPC
$0.49
+7.26%
YBC
$3,241.98
-1.37%

Рекомендация банка о продукте: отсутствует невыплаченный счет

Член совета Продуктового банка Катрин Батс, которая является руководителем ответственного бизнеса в сети Rimi, рассказала, что совет был вовлечен в публичный спор с апреля, то есть как только ситуация обострилась, что сопровождалось ухудшением отношений между Продуктовым банком и его региональными партнерами.

«Рекомендации совета сводились к тому, что поскольку исполнительный директор Продуктового банка Пит Бурефейн неоднократно заявлял, что одной из причин расторжения контракта с региональными продуктовыми банками также являются возможные направления развития Продуктового банка, с которыми другие стороны не очень хотели соглашаться, поэтому для поиска этих направлений развития мы и рекомендовали аудит», — сказала Батс.

Батс подчеркнула, что совет не давал рекомендации по проведению аудита, потому что у них, похоже, нет обзора того, что происходит в Продуктовом банке. «У совета есть представление о том, почему ситуация сложилась так, и мы абсолютно признаем, включая Продуктовый банк, что, вероятно, где-то что-то пошло не так, из-за чего ситуация могла так обостриться, но ясно, что в кризисе всегда есть несколько сторон», — сказала Батс.

«Мне бы очень хотелось, чтобы не осталось впечатления, что как будто у совета были какие-то безумно большие сомнения по поводу Продуктового банка – у нас их нет. Нас всегда информировали как об экономических результатах, так и о том, что мы знаем, что на сегодняшний день неоплаченных счетов нет», — отметила Батс.

«Скорее, эта рекомендация насчет аудита была связана с тем, что Продуктовый банк может развиваться. Они сами признались, что нужно искать направления развития. Для этого было бы очень хорошо, если бы мы могли получить независимое мнение или анализ того, как обстоят дела на данный момент и где эти возможности для развития, и, конечно же, одна из причин — рассмотреть эти узкие места, почему такая ситуация вообще могла возникнуть», — пояснила Батс.

Батс сказала, что в своей повседневной работе она тесно сотрудничает с латвийскими и литовскими коллегами и на основании этого опыта может подтвердить, что Эстонский продуктовый банк (Eesti Toidupank) является как минимум лучшим в странах Балтии.

Батс: совет знает о буфере Продуктового банка

По словам Батс, аудит также дает представление о том, как лучше всего было бы использовать большие финансовые ресурсы или буфер на счету Продуктового банка, неиспользование которых подвергалось критике со стороны бывших партнеров по сотрудничеству.

«Конечно, можно за счет этих сумм, например, внести вклад в развитие организации, возможно, заказав какие-то системы хранения на складах — это теперь то, в отношении чего аудит мог бы выявить, как можно сделать работу более эффективной, используя имеющиеся средства», — сказала она.

«При этом у Продуктового есть свое руководство и они говорят, что надо экономить ресурсы, потому что видно как в последние годы ситуация значительно ухудшилась и число нуждающихся в помощи людей резко увеличилось», — отметила Батс.

«Должен ли этот резерв быть таким большим сейчас — это другой вопрос. Здесь мог бы дать ответ аудит, могли ли быть выделены какие-то суммы на развитие. Совет знает, что эти суммы были на счету, и они уже были там много лет. Мы это видели», — сказала Батс.

По ее словам, у совета также есть обзор уровня зарплат в Продуктовом банке. «Это не так, что кто-то там зарабатывает сверхъестественные зарплаты, как мы видели на примере некоторых государственных учреждений. Несомненно можно исключить, что [большие зарплаты выплачивались из буфера]. Цель буфера действительно заключалась в том, чтобы как-то справляться с возможными последующими кризисами».

В первом квартале 2024 года в Eesti Toidupang работало 15 сотрудников, а средняя зарплата составляла 1995 евро.

Глава Эстонско-голландского благотворительного фонда Пит Бурефейн рассказал ERR, что отчет фонда за 2023 финансовый год готов, но все еще ждет подписи аудитора, который должен прийти на этой неделе. Тогда общественность тоже сможет его просмотреть. В 2022 году результат основной деятельности фонда составил 599 000 евро.

Детский фонд: резервы помогают сохранить устойчивую работу

Хотя Eesti Toidupank обвиняют в накоплении большого резерва, другая организация, которая постоянно оказывает помощь Эстонии, Eesti Lastefond (Детский фонд Эстонии), также копит ресурсы.

«Детский фонд связан с долгосрочными обязательствами, то есть когда мы начинаем финансировать лечение ребенка, мы должны иметь возможность финансировать это лечение до тех пор, пока Касса здоровья не возьмет на себя это финансирование или ребенок перестанет нуждаться в лечении. Средства, которые мы собираем, в основном хранятся как средства целевого финансирования, и они освобождаются только тогда, когда ребенок больше не получает помощь Детского фонда. Прерывание лечения неэтично, и мы стараемся избежать этого любой ценой», — пояснила стратегический руководитель и член правления Детского фонда Клиники Тартуского университета (SA Tartu Ülikooli Kliinikumi Lastefond) Сийри Оттендер-Паасма.

«В прошлом году нам удалось собрать 3,7 миллиона евро, но мы выплатили 4,2 миллиона евро – мы смогли помочь детям только благодаря резервам. Например, мы также начали кампанию помощи Аннабель, взяв из резервов фонда 400 000 евро, и в ходе кампании собрали еще 1,8 миллиона евро», — рассказала Оттендер-Паасма.

По словам Оттендер-Паасма, Детский фонд в настоящее время поддерживает 19 детей, получающих дорогостоящие редкие лекарства, всего поддерживаются 42 ребенка с редкими заболеваниями, средняя годовая сумма лечения которых составляет 200 000 евро на ребенка. Сумма лечения одного ребенка составляет более 700 000 евро.

«Помимо детей с редкими заболеваниями, мы ежемесячно поддерживаем в общей сложности около 150 детей лечением, лечебным питанием, вспомогательными средствами и многим другим, причем договоры на поддержку заключаются в основном на год. У нас также есть обязанности, связанные с работой центра компетенции по редким заболеваниям: мы финансируем психологическую помощь семьям и должность координатора социальной работы, а также скрининговое обследование новорожденных по всей Эстонии», — рассказала Оттендер-Паасма.

По ее словам, бюджет этого года составлен с дефицитом в надежде, что Касса здоровья возьмет на себя часть обязательств по финансированию лекарств. «Если нет, нам придется собрать больше пожертвований, чем планировалось», — отметила она.

Аудит Продуктового банка был заказан после обращения региональных партнеров в Минсоцдел

Как ранее сообщал rus.err.ee, из-за спора о финансировании совет Продуктового банка (SA Eesti-Hollandi Heategevusfond) счел необходимым заказать аудит деятельности целевого учреждения.

В середине апреля юридическое лицо продуктового банка SA Eesti-Hollandi Heategevusfond со дня расторгло договор о сотрудничестве с уездными продуктовыми банками Тарту и Валга. Также о решении расторгнуть договор был уведомлен и продовольственный банк Раквере.

Это произошло после того, как восемь уездных продуктовых банков проинформировали Министерство социальных дел о проблемах с государственными закупками по распределению продовольственной помощи, выигранными от имени Продуктового банка Эстонии, но все же в рамках сети. Уездные продуктовые банки пожаловались министерству, что Продуктовый банк Эстонии не выплатил им деньги за работу за два с половиной месяца во время продолжения срока действия тендера, как было оговорено в тендере.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.